Перевести страницу

Слово психолога

Актуально

Приверженность терапии для детей+ - это основа жизни. Легко контролировать прием лекарств, когда ребенку 3- 7 лет. Но в подростковом возрасте это делать все сложнее и сложнее. Понимают ли подростки на что влияет терапия?Те ребята, которые общаются с нашим психологом, посещают группу на этот вопрос отвечают очень разумно (см. таблицу) .

Однако знать и регулярно принимать лекарства - разные вещи. Понять чувства подростка можно, например, прочитав его историю :  Лика, 17 лет (Напечатано со слов и разрешения Лики.)  Я родилась с ВИЧ. Во всем виновата мама. Все слишком сложно...Все случилось, когда мама заболела. Она вела распутный образ жизни и баловалась наркотиками и алкоголем. Если бы не это, тогда у меня было бы все хорошо. Ели бы маму не посадили в тюрьму- я бы не родилась, ей не дали сделать аборт. А передо мной у нее было 5 абортов. Когда я родилась всем членам семьи стало на меня наплевать, кроме бабушки. Мама продолжала гулять. С 5.5 лет я наблюдаюсь в СПИ

Д центре. Живя с двоюродной бабушкой, я забывала пить таблетки, она забывала мне их давать и не рассказывала , что это так важно. Говорила, что о ВИЧ должны знать только мы с ней, а другим рассказывать не нужно, так как они могут от меня отвернуться. В 14 лет, когда я жила в интернате, меня хотела взять в семью мама подруги, я приезжала к ним к гости и все было хорошо, пока они не узнали, что у меня ВИЧ. Они запретили подруге общаться со мной...В интернате только взрослые знали о моем диагнозе, в основном медики. Большинство относились ко мне хорошо, одна воспитательница говорила, что у меня должна быть отдельная посуда и все остальное. Но потом она привыкла ко мне, наверное, узнала больше о ВИЧ. Я была первая в интернате с ВИЧ, потом пришли еще два мальчика. Взрослые рассказали мне об их диагнозе, так как знали, что я сохраню тайну. И эти два брата были под моей опекой- я приводила их утроим и вечером пить лекарства. Один из братьев учил меня рисовать. Потом появился еще маленький мальчик с ВИЧ и откуда-то все узнали о его диагнозе. Не зная обо мне, обсуждали его диагноз «вот, если бы моя девочка болела ВИЧ, я бы не стал с ней спать. Вот, дети это хорошо, но только если они здоровы». Я стояла и думала, что если ребенок не здоров, то его надо сдать в детдом? Когда я не пила таблетки, мне полоскали мозги. «Заболеешь, умрешь». Мне было без разницы. Я иногда их пила. Сейчас опять не пью. В моей приемной семье сейчас говорят «что лучше бы меня не было, лучше бы я умерла. Им трудно со мной». Меня любила только двоюродная бабушка, она показала мне, что такое любовь, больше никто. Мне говорят, что это я своим поведением ее убила. Я задумываюсь, что у меня никого нет, и если я умру, никто не узнает и не будет переживать. Меня часто посещают мысли о смерти. Невыносимо одиночество. Все кто вышел из интерната, старшие девочки или беременны или стали мусульманками. Я хочу, чтобы вернули двоюродную бабушку, я хочу, чтобы меня любили.

Важные вопросы

В каком возрасте лучше рассказать о диагнозе ребенку?

Как объяснить ребенку "зачем" пьет лекарства, если он не знает диагноз?

Что делать, если подросток отказывается пить лекарства?

У вас есть вопрос? Напишите нам: